-Метки

австралия автоинструктор обучение вождению автоинструкторы москвы арабатская стрелка отзывы арабатская стрелка счастливцево аркоксиа описание видео комплекс упражнений для похудения водяная лилии цветы водяная лилия фото водяные лилии онлайн выборы президента украины 2010 новости выборы президента украины 2010 прогноз греция грузия дендропарки украины день валентинка евровидение 2010 украина здесь и вместе ирина богушевская испания италия как похудеть после родов кормящей комплекс упражнений для похудения бесплатно красивые фото красивые фото природы краснокутский дендропарк лучшие фото приколы малазия фото мир путешествий онлайн новости осень фото пархомовка песня из фильма призрак оперы поэт сергей есенин приколы приколы фото животные путешествия сергей александрович есенин сергей есенин стихотворения тест украина фигурист евгений плющенко фигурное катание фигурное катание евгений плющенко фото белки фото диких животных фото приколы онлайн бесплатно.авто фото приколы франция шутки эксклюзивные ювелирные украшения юмор

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Туристка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 03.08.2009
Записей: 2086
Комментариев: 9000
Написано: 13029


Корней Иванович Чуковский про ИЛью Ефимовича Репина

Четверг, 29 Октября 2015 г. 12:33 + в цитатник

3364688_12193494_1204910476190372_4927078810412236018_n (700x525, 69Kb)

«Репин жил в Куоккале и зимою и летом, так что всю долгую финскую зиму его «Пенаты» оставались вдали от какого бы то ни было культурного общества, от литературы, науки и музыки. Летом среди его соседей бывали всегда и писатели, и артисты, и певцы, и художники, но зимою он жил как в пустыне. Только этим я и могу объяснить, что начиная с зимы 1908 - 1909 года он стал все чаще и чаще бывать у меня (вместе со своей женою Натальей Борисовной) и нередко проводил на моей маленькой даче все свои воскресные досуги. …
Часто Репин приносил с собой акварельные краски и, пристроившись на табурете, в сторонке, сосредоточенно работал кистями, изображая кого-нибудь из сидевших за чайным столом. Тогда же был написан им акварельный портрет моей покойной жены, хранящийся у меня до сих пор. Одним из любимейших наших занятий в то время было совместное чтение вслух, и часто случалось, что Репин часами работал под чтение «Дон-Кихота», или «Медного всадника», или «Калевалы», или русских былин. Все это время он держался со мной и моими домашними до такой степени просто и дружественно и мы так привыкли к нему, что мало-помалу совсем перестали ощущать его исторической личностью, и он сделался для нас «Ильей Ефимычем», желанным гостем, любимым соседом.
Его невероятная скромность, его простота сказывались тогда на каждом шагу. Вообще за много лет моего знакомства с ним я не помню случаи, чтобы он, разговаривая с кем бы то ни было, обнаружил хоть словом, хоть интонацией голоса свое превосходство. В толпе он постоянно стушевывался. Помню, он привел меня как-то в вегетарианскую столовку (в Петербурге, за Казанским собором). Там приходилось подолгу простаивать в очереди и за хлебом, и за посудой, и за какими-то жестяными талонами. Увидел его там один из моих знакомых студентов.
- Кто это с тобой? - спросил он. 
И когда я ответил «Репин», он отказался поверить и подбежал к Илье Ефимовичу с бесцеремонным вопросом:
- Правду говорят, что вы Репин? Репин насупился и глуховато сказал:
- Нет, у меня другая фамилия.
Главными приманками в этой вегетарианской столовке были гороховые котлеты, капуста, картошка. Обед из двух блюд стоил тридцать копеек. Среди студентов, приказчиков, мелких чиновников Илья Ефимович чувствовал себя своим человеком, и ему не хотелось, чтобы его выделяли из этой демократической массы.
Не то чтобы в каретах, но и на извозчиках ездил он редко, а все больше в трамваях или на конке. Очень много ходил пешком.
Сам убирал свою комнату, сам - покуда мог - топил печи, сам чистил свою палитру.
Ненавидел, чтобы ему угождали, и горе было тому человеку, кто пытался подать ему пальто!
<…>
…Его бурная восторженность изумляла меня с первых же дней. Стоило, бывало, посмотреть на него рядом с каким-нибудь второстепенным писателем, музыкантом, актером, чтобы понять, до какой степени была велика его жажда чрезмерно восхищаться людьми…
В разговоре с другим человеком, каким бы то ни было, особенно если это был новый знакомый, Репин, отстраняя себя, больше всего интересовался своим собеседником. И вообще слово я было очень редким в его словаре. Вежливость его в обращении со всеми часто казалась чрезмерной и на первых порах очень смущала меня. Когда выходишь, бывало, с ним из каких-нибудь дверей или ворот, он никогда не выйдет первым, но с самыми учтивыми жестами предоставит эту честь тебе.
Замечательно, что он был так смиренно-уступчив, уважителен к людям лишь до тех пор, покуда дело не касалось заветных его убеждений.
Отстаивая свои убеждения, он всегда становился до грубости прям и высказывался в самой резкой, решительной форме.
Всем известно, как сердечно любил он критика Владимира Васильевича Стасова, который по самым ранним вещам молодого художника угадал его великий талант. Но едва Репин разошелся со Стасовым в принципиальной оценке искусства, он написал ему такие слова:
«...Прошу не думать, что я к Вам подделываюсь, ищу опять Вашего общества - нисколько! Прошу Вас даже - я всегда Вам говорю правду в глаза - не докучать мне больше Вашими письмами. Надеюсь больше с Вами не увидеться н и к о г д а; незачем больше…
Искренно и глубоко уважающий вас И. Р е п и н» .
Спор у них со Стасовым шел о старинных художниках, к которым критик относился с закоренелой враждебностью. Репин при всем своем беспредельном уважении к Стасову был готов, не колеблясь, прервать всякие отношения с ним, лишь бы не отречься от того, что считал в это время истиной.
«Повторяю Вам, что я ни в чем не извиняюсь перед Вами,- писал он Стасову в 1893 году,- ни от чего из своих слов не отрекаюсь, нисколько не обещаю исправиться. Брюллова считаю большим талантом, картины П. Веронеза считаю умными, прекрасными и люблю их; и Вас я люблю и уважаю по-прежнему, но заискивать не стану, хотя бы наше знакомство и прекратилось» .
Таков был Репин, когда дело шло о его убеждениях. Куда девались тогда его почтительные и робкие жесты, его жалобы на свою неполноценность, мизерность!
<…>
Темперамент у него был воистину репинский. Из его писем мы знаем, что однажды он чуть не запустил в пейзажиста Куинджи чернильницей. И сколько в этих письмах восклицательных знаков: не довольствуясь одним восклицательным знаком, он ставил их по три, по четыре подряд.
Пылкость его темперамента сказывалась и в его мемуарах. Вот, например, в каких выражениях пишет он о своих музыкальных восторгах:
«Хотелось скакать, кричать, смеяться и плакать, безумно катаясь по дороге... О музыка! Она всегда проникала меня до костей».
В таком же темпераментном стиле он описывал восторг своей первой любви:
«Я был влюблен до корней волос и пламенел от страсти и стыда», «Огонь внутри сжигал меня. Остолбенев, я горел и задыхался».
Чаще всего его пылкость проявлялась в гиперболической чрезмерности похвал.
Вот, например, характерные отрывки из его писем ко мне, главным образом по поводу мелких, давно забытых газетно-журнальных статей:
«Радуюсь Вашей феноменальной прозорливости...»
«Вы неисчерпаемы, как гениальный человек...»
«Если бы я был красивой, молодой женщиной, я бы бросился Вам на шею и целовал бы до бесчувствия!..»
«Вы человек такой сверхъестественной красоты и таланта; Вы так щедро разливаетесь ароматным м е д о м...»
Я привожу эти похвалы без смущения: я знаю, что, когда будут собраны тысячи репинских писем к тысячам разных людей, большинство его адресатов окажутся «людьми сверхъестественной красоты и таланта».
Все его восторги были искренни, хотя людям, не знавшим Репина, в них чудилась порою аффектация.
Поначалу и я, признаться, считал его похвалы подогретыми. Прошло немало времени, прежде чем я убедился, что в каждом своем восклицании Репин был предельно искренен.
Открылась в Петербурге выставка «левых» иностранных художников под названием «Салон Издебского». Этот Издебский, человек разбитной и учтивый, в очень туго накрахмаленной манишке, был у Репина в Финляндии, пригласил его на вернисаж своей выставки. Репин кланялся, благодарил, провожал его до ворот и еще раз кланялся и прижимал руки к сердцу. В назначенное время Илья Ефимович приехал на выставку. Издебский, сверкая манишкой, встретил его на лестнице и стал рассыпаться в любезностях, и Репин снова кланялся, прижимал руки к сердцу и говорил ему приятные слова.
А потом вошел в залу, шагнул к одной картине, к другой и закричал на всю выставку:
- Сволочь!
И затопал ногами, и стал делать такие движения, будто хотел истребить все кругом.
Издебский было разлетелся к нему, но Репин в исступлении гнева мог выкрикивать только такие слова, как «карлик», «лакейская манишка», «мазила», «холуй», и эти слова сдунули Издебского, как буря букашку.
О таких приступах гнева можно говорить все, что угодно, но ни притворства, ни фальши в них не было…
<…>
Так же гневлив был он в старости.
Издатель Сытин приобрел у него книгу мемуаров «Далекое близкое», приобрел очень дешево, но потом устыдился и решил немного прибавить. Эту прибавку должен был передать ему я. При деньгах была такая записка: «Ознакомившись с вашим прекрасным трудом, мы считаем приятным долгом препроводить вам дополнительное вознаграждение в сумме 500 рублей».
Эта скаредная «щедрость» издателя оскорбила Илью Ефимовича.
Он выхватил у меня деньги, скомкал их, швырнул на пол и начал топтать.
- Бездарность! - кричал он.- Хам!.. Бородка!.. Сапоги бутылками! Вот, вот, вот!..
Насилу вырвал я у него из-под ног надорванную, смятую бумажку.
Слово «бездарность» было самым страшным ругательством в его устах; он произносил это слово с такой безысходной тоской, словно бездарность людей была для него личной обидой…»
(Фрагмент из книги Корнея Ивановича Чуковского «Современники», глава «Репин», 1967)

На фото: 
1. Корней Чуковский, фото (фотограф - писатель Леонид Андреев), 1910
2. Портрет Корнея Чуковского кисти Ильи Репина, 1910
3. Автопортрет Ильи Репина, 1915
4. В мастерской Репина в день смерти Л.Н.Толстого. Пенаты. 7 ноября 1910. (Фотография К.К.Буллы. Слева направо: К.И.Чуковский, И.Е.Репин, М.Б.Чуковская, Н. Б. Нордман-Северова (жена Репина))

Рубрики:  искусство

Понравилось: 2 пользователям

виталий_нещадименко   обратиться по имени Среда, 04 Ноября 2015 г. 12:32 (ссылка)
якак я тебе благодарен Я ихлюблю обоих..

Светлые люди.

Жду о т ебя подобное с будующим наслаждением

Доктор ВИТ

(Добавил ссылку к себе в дневник)

Ответить С цитатой В цитатник
Mis_Angelina   обратиться по имени Четверг, 03 Декабря 2015 г. 17:38 (ссылка)
Благодарю, с интересом ознакомилась
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку